Психолог Киев {literal} {/literal}

Как заставить девушку страдать?

» Опубликовано Aug 17, 2012 в Мужчина и женщина | 2 коммент.

Как заставить девушку страдать?

Как заставить девушку страдать? Откуда взялось утверждение: “Чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей”? И почему на пикаперских тренингах (нацеленных на соблазнение) первой аксиомой идет утверждение: “Девушки любят тех, кто заставляет их страдать и испытывать сильные эмоции”? Из-за чего распадаются браки?

Проанализируем это подробнее, как говорится: “отверзу уста мои и изреку сокровенное от создания мира” ;)

Прежде всего, рассмотрим данность того, что наше поколение (страны СНГ, 80-ые и 90-ые года) росло не в особо благополучных условиях. Скажем прямо, это была не Швейцария в период ее наивысшего финансового благополучия.

Так или иначе, но все мы происходим из неблагополучных семей, степень неблагополучия которых варьируется в довольно широких пределах. От сравнительно небольшой, когда отец и мать обеспечивая детей пищей и одеждой, игнорировали их эмоциональные потребности, до тяжелых психотравм – алкоголизма и/или наркомании одного или обеих родителей, инцеста, постоянных изощренных физических наказаний и прочего.

Члены таких семей вынуждены играть строго определенные роли, которые им навязывают: дочь алко- или трудоголика; мать – Спасатель мужа наркомана и тому подобные. Как правило, все нормальные эмоции и чувства жестоко подавляются: “Нам запрещено говорить о том, что мама пьет”, “Отчим бьет – так это потому что мы его сами выводим”.

Система ролей и функциональных обязанностей существует в любой семье, но только в неблагополучных она приобретает весьма изощренные формы, не имеющие ничего общего с реальным положением вещей. Пример? Да пожалуйста: “Бьет – значит любит!” И более того, миллионы женщин с этим согласны.

Создание некой “виртуальной реальности” в семье замедляет развитие детей в неблагополучных семьях в плане обучения, социализации, построения отношений с противоположным полом. Девочка, выросшая с отцом тираном или алкоголиком, с трудом сумеет правильно различить по отношению к ней со стороны ее партнера, что есть хорошо, а что – плохо.

Рекомендую также свою заметку: Ребенок алкоголиков

Ну согласитесь: если бьет, но не сильно; а пьет – не до белой горячки, то ведь жить можно? Главное: “был бы милый рядом, ну а больше ничего и не надо”.

Кстати, все что я описываю – работает и для мужского пола, росшего в неблагополучной семье. Те категории людей, которые для человека с нормальным восприятием реальности, показались бы откровенно опасными, разрушительными или отвратительными, в нашем случае:

а) не вызывают чувства тревоги;

б) более того, способствуют возникновению влечения невероятной силы.

Я увидел ее через три года после нашей последней встречи: теперь она шлялась по ночным клубам, пила водку и спала с кем попало. Да, она очень изменилась внешне, обрюзгла, но Боже! Какой же она стала для меня красивой и привлекательной!

Я проходил тренинги по соблазнению и мог подойти к любой девушке на улице, но тут у меня просто задрожали коленки… помогите, посоветуйте, что мне сделать, чтобы она стала моей!

ОКей, возможно в этом месте Вы зададите вопрос: “И почему так случается? Если с а) понятно, то откуда возникает пункт б) с его невероятным влечением? Почему “хорошие девочки” выбирают “плохих парней”, а “хорошие мальчики” сходят с ума по холеным сучкам и проституткам?

Ответ прост: на уровне глубинных структур психики их тянет к повторению тех ситуаций, которые они пережили в детстве. Дозированная боль – это эмоциональный наркотик страшной силы.

Детализируем предыдущие тезисы по пунктам, чтобы найти окончательный ответ на вопрос: “почему мы любим страдать?”

1. Неблагополучная семья, поскольку идеальных браков/семей за свою жизнь мне встречать еще не доводилось. Степень благополучия сейчас мы пока не оцениваем.

2. Ребенок подавляет свои эмоции; недополучает любовь и ласку от родителей. Как правило, в этом месте следует проекция: “Это я виноват(а)! Если бы не я – родители не развелись/папа бы не пил/мама меня не била”.

Здесь я преднамеренно упрощаю описание, поскольку все на самом деле гораздо сложнее.

3. Чтобы компенсировать это, ребенок может стараться играть роль “примиряющей стороны”, пытаться задобрить родителей хорошей учебой и другими достижениями, ухаживать за отцом-алкоголиком и т. д.

4. Замечу сразу, в 99,99% ни к чему хорошему это не приводит.
После чего, уже в подростковом/взрослом периоде вчерашний ребенок начинает остро реагировать на эмоционально знакомый ему тип “недоступности и холода”.

А проще говоря – боли. Чем больнее, тем лучше! “Я не смогла исправить папу, но вот этого алкаша/казанову/азартного игрока я уж точно магической силой своей любви наставлю на путь истинный!”

Разумеется, вслух этого не произносят, подобная закладка сидит глубоко в подсознании.

Как я люблю повторять, обычно на этом этапе активную жатву собирают различные эзотерики, религиозные культы и прочая.
“Давай, давай: мантры почитаешь, водичкой покропишь – и он(она) к тебе вернется! А нам – неси еще больше денег!”

5. Пугаясь ухода бывшего уголовника или проститутки партнер готов пойти на любые ухищрения, чтобы сохранить эту одурманивающую эмоциональную связь: взять массу кредитов, чтобы удовлетворить все возрастающие потребности своей “половинки”; отправить куда подальше детей от предыдущего брака “чтобы не мешали”; даже – пойти на преступление.

6. Чем больше холода со стороны другого – тем сильнее “беснуется” недолюбленный ребенок, беря на себя все больше и больше обязательств, понижая свою самооценку, стараясь увеличить свои контроль и власть над другим.

Разумеется, все это маскируется под “искреннюю заботу”.

7. Дальше на этом этапе начинают возникать зависимости, как защитная реакция организма от психосоматики: переедание, алкоголь, сигареты, трудоголизм, зависимость от лекарственных препаратов. Депрессия становится уже постоянной спутницей.

“Нормальный союз” на данном этапе может иметь вид: обжора и алкоголик, трудоголик и “лентяйка” или “казанова”, и т. д.

8. Нормальные, успешные и эмоционально-социально стабильные партнеры не вызывают ничего, кроме отвращения, поскольку кажутся слишком скучными, вялыми и не дающими такую бурю эмоций, соединенных с сексуальным влечением.

У меня есть все: айфоны, сумки по 30 штук, машины, я занимаюсь любимым делом, встречаюсь с лучшим человеком на земле.

Но я до сих пор люблю свою первую любовь: высокомерного птушника – труса и подлеца, который ко всему прочему, не желает меня видеть и слышать.

Два года я не слышала ни слова от него, а на день рождения напилась в одиночестве и позвонила ему. Попросила “погулять со мной в мой день рождения”, а получив отказ, была самая счастливая на земле, потому что слышала его голос. А после снов с ним, вобще хочется на стенку лезть (особенно просыпаясь в постели с самым лучшим, но абсолютно чужим мужчиной).

Убейте меня, пожалуйста, это невыносимо!

Партнер из неблагополучной семьи, попавший в подобную зависимость, принижает значение собственной личности и отказывается от удовлетворения своих базовых потребностей. Все деньги и силы уходят на то, чтобы “подтвердить” чувства другого к себе.

Почему? Да потому что ребенку, живущему в нас, признать тот факт, что родители (или родитель) никогда его не любили на самом деле, равносильно вселенской катастрофе! А вот проекция вины на себя оставляет нам мифический (или магический) шанс контроля над сложившейся ситуацией.

В начале такой влюбленности происходит “взлет” – невероятное чувство радости и эйфории, когда кажется, что самая глубокая потребность в любви, признании и значимости будет удовлетворена. После чего человек становится все более и более зависимым от отношений и того мифического образа, основанного на его детстве, который он сам себе придумал.

Все больше и больше усилий, все меньше и меньше удовлетворения, как и при наркомании…

О борьбе с подобного рода зависимостью и распадающихся семьях – поговорим в следующей заметке.
Google





Просмотров заметки: 15,865
Популярные:

Оставить комментарий

*